Рекламный баннер 1000x120px ban-1
Курс: 76.42 92.04

ЛИТЕРАТУРНАЯ ПЯТНИЦА



Наринэ Абгарян, Валентин Постников

Шоколадный дедушка. Тайна старого сундука.
Показать полностью...

Глава 6

В которой Шоколадный дедушка приклеился к зонту и к директору школы

#НашГородСуоярви #ШоколадныйДедушкаТайнаСтарогоСундука #ЛитературнаяПятница #Карелия

К тому времени, когда дети проснулись, дедушка Оскар успел позавтракать второй раз и даже перекусить дюжиной булочек с заварным кремом.

– Вы даже не представляете, каких неимоверных усилий мне стоило не доесть всю кашу! – проворчал он, когда внуки, не обнаружив дедушку на чердаке, прибежали на кухню.

– Ты разве ешь кашу? – плюхнулся с разбега на стул Мартин.

– Конечно, ем. Я даже рыбный суп могу съесть, если добавить туда сахар. Правда, мясо, рыбу и овощи я ем очень редко – берегу фигуру.

Матильда фыркнула.

– И нечего фыркать! – укоризненно глянул на неё поверх очков дедушка Оскар. – Не забывай, у меня организм особенный. Если обычные люди поправляются от пирожных, то я поправляюсь от тушёной брокколи. Знали бы вы, как я люблю брокколи!

И дедушка Оскар тяжело вздохнул.

– Фу! Как можно любить брокколи! – поморщился Мартин.

– Очень даже можно! Это же так вкусно – брокколи на пару с чесноком и сливочным соусом! Ммм! Пальчики оближешь.

Мартин хотел было возразить дедушке, но Матильда пнула его под столом и сделала круглые глаза.

– Ты чего? – возмутился Мартин и попытался пнуть сестру в ответ.

– Не заставляй дедушку по сто раз повторять одно и то же. Он ведь объяснял, что питается на оборот! – ловко увернулась Матильда.

– А драться-то зачем? – пропыхтел Мартин.

– Давайте лучше поговорим о наших планах. Чем мы сегодня займёмся? Ну, кроме того, что будем ходить по кондитерским и скупать всё сладкое? – вмешался в перепалку дедушка Оскар.

Мартин с Матильдой мигом прекратили пинаться и уставились на него.

– Может, сходим в музей? Сто лет там не был! С того самого дня, как случайно переел шоколадных кексов и намертво прилип к мраморной статуе. Пришлось потом час проторчать с ней в обнимку, пока опять не проголодался.

Дети захихикали. Дедушка Оскар поставил перед ними тарелки с рисовой кашей.

– Пожалуй, мы не пойдём в музей, – не обращая внимания на хихиканье внуков, невозмутимо продолжил он. – Там работают какие-то чересчур впечатлительные и нервные люди. Один директор чего стоит! Когда я прилип к статуе, он всё бегал вокруг и выдирал из головы вот такие пучки волос.

– Из чьей головы? – испугалась Матильда.

– Из своей, конечно, не из моей же! Я думал, что, когда наконец отлипну, на его голове ни одного волоса не останется. Но ничего, обошлось.

– Весной наш класс уже водили на экскурсию в музей. – Мартин заёрзал на стуле.

– И как тебе там? Понравилось?

– Очень! – захихикала Матильда. – Он там чуть не заснул.

Мартин обиженно засопел, но промолчал.

– Значит, тогда мы просто погуляем. Вы только завтракайте быстрее, потому что нам уже пора выходить, – примирительно заключил дедушка Оскар.

С погодой им сегодня не очень повезло. Когда они вышли из дому, солнце уже скрылось за облаками и небо хмуро нависло над городом.

– Похоже, дождик начинается! – пробубнил какой-то полный господин, раскрывая над головой зонт.

– Ой, а у нас зонтика нет, – опомнилась Матильда. – Что же делать?

– Не беда! – успокоил её Шоколадный дедушка. – Вон, на той стороне улицы как раз магазин зонтов. Пошли туда.

– А как же сладости? – заволновался Мартин.

– А потом сразу за сладостями!

Из магазина они вышли с внушительным красным зонтом – таким огромным, что под ним легко могла спрятаться целая семья. Мартин тут же предложил отправиться в «Мармеладную корову» – лучший в городе магазин сладостей, и все дружно согласились.

Скоро зарядил дождь, да такой сильный, что прохожие попрятались кто куда. Один только дедушка Оскар с внуками гордо вышагивали по улице, не боясь промокнуть.

Летние дожди шумны, но удивительно скоротечны. Не успели они пройти и половины пути, как тучи над головой рассеялись и выглянуло солнце.

– Всё! – обрадовался Мартин. – Дождик кончился, зонт больше не нужен!

Но дедушка Оскар и не подумал складывать зонт.

– Дедушка, дождь кончился! – забежав вперёд, заглянула ему в глаза Матильда.

– Да вижу я! – буркнул дедушка Оскар, продолжая упрямо идти вперёд. – Просто зонт не могу закрыть.

– Почему? – опешили дети.

– Потому что второй противень песочного печенья всё-таки был лишним, – хмуро ответил дедушка. – Я просто прилип к ручке зонта. И не могу нажать на кнопку, чтобы закрыть его!

– Ну и ладно. Пусть все думают, что мы от солнца защищаемся, – попыталась утешить дедушку Матильда.

Судя по суровому выражению лица, утешения дедушке не помогли. Видно было, что он очень расстроен.

– Вот переешь сладкого и попадаешь потом в разные истории! – принялся жаловаться он. – Ладно зонт, он никому не мешает. Кроме меня, конечно, потому что рука затекла его нести. Но ведь со мной и что похуже случалось! Однажды летом я хотел покататься на трамвае. И намертво прилип к дверям. Мало того что сам не мог выйти, так ещё людям дорогу загораживал. Кондуктор кричит: «Выходите! Дайте пройти другим пассажирам!» А я стою как истукан и сдвинуться с места не могу. Пришлось целый час кататься на трамвае, пока я наконец не отлип от дверей!

– Бедненький, – посочувствовала ему Матильда. – Может, тебе в жаркую погоду сидеть дома?

– Нет уж, пробовал, спасибо, больше не буду! – хмыкнул дедушка Оскар. – Однажды я решил остаться дома и скоротать время за чтением. Нормальные люди читают лёжа, так удобнее. Ну а я чем хуже? Взял книгу, полез на потолок. И провисел потом два часа, изнывая от безделья, потому что книга оказалась ужасно скучной, а спуститься с потолка я не мог – как назло, снова переел сладкого и прилип. Чего я только не делал, чтобы время бежало быстрее: орал песни, сочинял стишки. И всё без толку. А потом мне надоело ждать, и я решил вздремнуть. И надо же было такому случиться, что проголодался я именно в тот момент, когда задремал! Ботинки отлипли, и я свалился на пол.

– Больно ударился? – похолодели дети.

– Нет. Я специально подстилаю на полу матрас, поэтому падаю небольно. Но всё равно пугаюсь. От неожиданности.

– Я тоже во сне падал с кровати. Ничего приятного, – подтвердил Мартин.

– Дедушка Оскар, может, тебе летом меньше есть сладкого? – предложила Матильда.

– Исключено – в тёплую погоду я стремительно теряю сладость. То есть, с одной стороны, нужно есть много, чтобы не лишиться сил, а с другой стороны, чуть-чуть переел – и прилипаешь намертво к чему ни попадя!

– Я и не думала, что лето может приносить столько неприятностей, – покачала головой Матильда.

– У любого времени года свои сложности. Летом жарко, а зимой, наоборот, холодно. И если летом я теряю свою липучесть от жары, то зимой я её теряю из-за холода. В мороз могу вообще в карамельную палочку превратиться. Поэтому зимой, чтоб не замёрзнуть, я кутаюсь так, что вешу в три раза больше обычного.

Мартин с Матильдой вздохнули. Зря они завидовали тому, что дедушка может есть сколько угодно сладкого. Вот ведь как тяжело ему приходится!

– А сквозняки? – продолжал изливать душу дедушка Оскар. – Это ведь то ещё испытание! Пару раз я забывал закрыть на ночь форточку и просыпался от громкого «шмяк» – это я падал с потолка. Просто, если за ночь внезапно холодало, от сквозняка башмаки замерзали и теряли липучесть. Ну и…

Тут дедушка заметил расстроенные лица внуков и прервал себя на полуслове:

– Только вы не думайте, что я жалуюсь, – и он расплылся в лучезарной улыбке, – я самый счастливый человек на свете, потому что каждый день съедаю килограммы сладкого, и вреда они мне не причиняют, а совсем наоборот – приносят пользу! А ещё я самый счастливый человек на свете потому, что у меня самые прекрасные на свете Матильда и Мартин. Честно! А то, что в моей жизни иногда случаются несуразности, так это ведь здорово! Без них как-то неинтересно жить. Правда?

Не успели дети ответить, как вдруг идущий впереди высокий и худющий господин оступился, потерял равновесие, замахал руками и вцепился в плечо дедушке Оскару. Дедушка Оскар машинально подхватил господина свободной рукой… и всё. Теперь жители славного города Бергена могли наблюдать на одной из своих центральных улиц скульптурную композицию из двух намертво прилипших друг к другу мужчин, один из которых делал отчаянные попытки вырваться, а второй крепко держал его в своих объятиях.

– Да что же это такое! – причитал тощий господин. – Да как же это понимать?

– Никак. Вы, главное, не дёргайтесь, – принялся успокаивать его дедушка Оскар.

– То есть как это «не дёргайтесь»? Я ведь прилип к вам! Вы что, вымазались клеем?

– Я не ем клей! – возмутился дедушка Оскар.

– В смысле – не едите клей? – У тощего господина нервно задёргался левый глаз.

– В прямом смысле! Клей ужасно ядовитый. Так что я его не ем и вам не советую!

«Караул! – подумал тощий господин. – Я прилип к сумасшедшему!»

Мартин с Матильдой застыли в изумлении. Голос тощего господина был подозрительно похож на голос директора начальной школы, в которой они учились. Наконец, Матильда набралась храбрости и заглянула тощему господину в лицо.

– Здравствуйте, герр Шульц, – пискнула она.

Тощий господин обрадовался Матильде так, словно повстречал во вражеском стане родную душу:

– Матильда, как я счастлив тебя видеть!

– Здравствуйте, герр Шульц, – подал голос Мартин.

Ликованию герра Шульца не было предела. Союзников определённо прибавилось!

– Мартин! Ты поможешь мне отлепиться от этого господина?

– Это не господин! Это наш дедушка Оскар. Он очень хороший, только липкий. Дедушка, это директор нашей школы герр Шульц. Можно я расскажу, почему ты к нему прилип?

– Валяй, – разрешил дедушка Оскар. – Но пусть он поклянётся, что никому не расскажет об этом.

– Клянусь! – торопливо пообещал герр Шульц.

Мартин принялся сбивчиво объяснять директору, что дедушка Оскар переел сладкого, и теперь нужно немного подождать, чтобы он проголодался и отлип.

– Но как же так! – запричитал герр Шульц. – Я опаздываю на занятие! Меня ждут ученики!

Шоколадный дедушка. Тайна старого сундука - i_020.jpg
– Так вроде сейчас каникулы, – напомнил Мартин.

– Это специальная группа учеников. Я их готовлю к международной олимпиаде по математике!

– Придётся им немного подождать, – вздохнул дедушка Оскар. – Простите меня, пожалуйста, я не специально.

– Никогда бы не подумал, что сладости могут быть такими липучими. – Герру Шульцу ничего не оставалось, как завести с дедушкой Оскаром светскую беседу. – Другое дело клей. Однажды ученики решили подшутить надо мной и намазали мой стул клеем. Я сел и прилип. Мне даже домой пришлось идти вместе со стулом – это было жутко неудобно, зато можно было садиться и отдыхать. Так я и шёл до остановки. И хотя в трамвае не было свободных мест, я доехал домой, сидя на своём собственном стуле!

К тому времени, когда герр Шульц закончил свой рассказ, вокруг собралась небольшая толпа прохожих. Людям было любопытно, почему двое мужчин в солнечный полдень застыли посреди улицы в заковыристой позе, да ещё и под красным зонтом. Вдруг это гражданская акция в поддержку каких-нибудь иностранцев, которым запрещают ходить под красными зонтами?

– Как же быть?! – причитал герр Шульц, стараясь не обращать внимания на зевак. – Я не могу пропустить сегодняшнее занятие. Мы как раз повторяем интегралы! Да будет вам известно, что ни одна международная олимпиада по математике не обходится без интегральных уравнений!

Дедушка Оскар весь испереживался:

– Может, мы вместе пойдём на занятие? Вы будете объяснять ученикам задания, а я тихонько постою рядом, пока не отлипну.

– Боюсь, в таком виде мы будем только отвлекать их от урока! – покачал головой герр Шульц.

Скоро людей вокруг странной скульптурной композиции стало так много, что некоторым из них пришлось выйти на проезжую часть и загородить движение.

– Что тут происходит? – раздался строгий голос полицейского. – Расходитесь немедленно! Из-за вас не могут проехать тридцать две легковые машины, два мотоцикла и один почтовый фургон!

– Он приклеился ко мне! – кивнул на дедушку Оскара герр Шульц.

– В нашем городе следует соблюдать порядок, – строго глянул на Шоколадного дедушку полицейский. – Немедленно отлепитесь от него! Иначе я вас оштрафую!

– Не надо его штрафовать! – взмолился герр Шульц. – Он не специально, он нечаянно!

– Тогда пусть отлипает нечаянно. Раз уж прилип нечаянно! – не дрогнул полицейский.

– Нечаянно отлипнуть я не могу, – опечалился дедушка Оскар. – Так и быть, выписывайте штрафную квитанцию и прилепите её к моей спине. Всё равно она оттуда никуда не денется.

– Я придумал! – вдруг подскочил Мартин. – Не выписывайте ему штраф, герр полицейский. Я знаю, как ему помочь! Матильда, у тебя есть деньги?

Матильда вытащила из кармана крохотный кошелёк и пересчитала наличность.

– Триста двадцать крон.

– Побежали в магазин. – Мартин схватил сестру за руку и потащил её через улицу.

Через минуту они вынырнули из магазинчика, неся в каждой руке по большому рожку шоколадного мороженого.

– Мороженое! Как я сам не догадался! – воскликнул дедушка Оскар.

– Чем же оно нам поможет? – удивился герр Шульц.

– Оно холодное! Я сейчас быстро съем его, остыну и стану не таким липким. Герр Шульц, будьте добры, подержите мороженое, чтобы я смог его съесть. А то у меня обе руки заняты – одна зонтом, а вторая, хм, вашей спиной.

Герр Шульц отобрал у Мартина шоколадный рожок и вежливо поднес его к дедушкиному рту.

Толпа зевак, затаив дыхание, наблюдала, с какой скоростью поглощает дедушка Оскар одно мороженое за другим. После третьей порции он выронил зонт, а после четвёртой наконец выпустил из объятий герра Шульца.

– Извините, что не пожимаю вашей руки, – пошутил герр Шульц на прощание.

– Я как-нибудь это переживу, – хохотнул дедушка.

Толпа понемногу разбрелась, пробка из машин рассосалась, а Мартин, Матильда и дедушка Оскар наконец продолжили свой путь. Дедушка Оскар был просто счастлив.

– Какие же вы у меня умные! Какие вы молодцы! – И лицо у него при этом было такое довольное, словно его внуки – самые гениальные дети на свете.
846

Оставить сообщение:

Партнёры