Добавление новости

######### *#####* *###* ##* *## ######### *#######* *#####* ##* *## ***###*** ###***### *###*###* ##* *## ##* ##* *## ####### ###* *### ##* *## ##* *## ##* ##* *## #######* ##* *## ### ### ##* *## ##* ###* *### ##***** ##* *## ###*### ##* *## ##* *#######* ##* ##* *## ####### ##*###*## ##* *#######* ###### ###***### ####### ##*###*## ##* ###***### ###### ######### ####### ######### ##* ##* *## ##**** ######### ####### ######### ##* ##* *## ##* ##* *## ##* *## ####*#### ##* ###***### ##***** ##* *## ##* *## ###* *### ##* *#######* #######* ##* *## ##* *## ### ### ##* *#####* ####### ##* *## ##* *## ##* *##
Рекламный баннер 1000x120px ban-1
Курс: 76.46 90.36

В Арбитражном суде Карелии началось рассмотрение иска, который Сегежский ЦБК подал против Татьяны Смирновой и Натальи Пастушенко. Первая – журналист, руководитель паблика «Отражение. Карелия».

В Арбитражном суде Карелии началось рассмотрение иска, который Сегежский ЦБК подал против Татьяны Смирновой и Натальи Пастушенко. Первая – журналист, руководитель паблика «Отражение. Карелия».
Вторая – экологическая активистка из Сегежи, написавшая для этого паблика статью об экологической ситуации в городе.


Материал был опубликован в мае 2020 года. Наталья Пастушенко рассуждает о том, как деятельность комбината может влиять на распространение коронавируса в Сегеже. В этом контексте она вспоминает о выбросах в ноябре 2019 года, о массовой гибели птиц. Экологический активист особый акцент делает на том, что в Сегеже весной наблюдалась высокая заболеваемость коронавирусом, и она полагала, что это связано с плохим состоянием атмосферы в городе бумажников. Также Пастушенко написала, что в городе растет число онкобольных.

Руководство ЦБК посчитало, что целый ряд утверждений в данном материале не соответствует действительности. Соответственно, Пастушенко и Смирнова ничем не могут их доказать. Например, официальные проверки не установили связи между выбросами с комбината и гибелью голубей. Нет доказательств и того, что работа предприятия влияет на эпидемическую ситуацию и онкозаболеваемость.

В итоге, по мнению руководителей комбината, публикация пошатнула репутацию предприятия и нанесла ущерб его имиджу среди населения и деловых партнеров.

Промышленный гигант не намерен компенсировать убытки, нанесенные ему этим текстом. Страшно представить, о каких суммах могла бы идти речь, докажи ЦБК, что из-за Пастушенко и Смирновой сорвалась какая-нибудь сделка. Юристы комбината требуют лишь удалить материал, а также дать в паблике опровержение некоторых изложенных в статье тезисов. Единственная материальная претензия касается судебных издержек, в общей сложности их оценили в 18 тысяч рублей.

Ни Пастушенко, ни Смирнова с иском не согласны. Во-первых, они готовы доказывать, что изложенные в материале тезисы – правда; по крайней мере, часть из них. Ведь экологическая обстановка в Сегеже весьма далека от идеальной, что признают и на комбинате. Нарушения находят и надзорные органы, которые периодически штрафуют ЦБК за нарушения природоохранного законодательства.

Медиаюрист, член правления Союза журналистов Карелии Елена Пальцева убеждена, что статья Пастушенко – это личное мнение о ситуации в городе, основанное на целом ряде объективных фактов.

– Текст представляет собой взгляд экоактивиста, жителя Сегежи, на экологическую обстановку в городе в связи с деятельностью истца – крупного промышленного производителя. Фактура статьи базируется как на внешнем, визуальном наблюдении (желтый снег, мертвые птицы), так и ответах Росприроднадзора. Кроме того, в публикации представлена официальная позиция президента холдинга Михаила Шамолина на встрече с жителями Сегежи и о планах истца на повышение экологической безопасности предприятия… Спорные фразы не являются утверждением о фактах, а содержат оценочные суждения автора в отношении сложившейся ситуации. При этом оценочные суждения имеют под собой и фактологическую основу, что позволяет сделать вывод об их обоснованности, – считает Елена Пальцева.

Оценочные же суждения в суде оспаривать нельзя, поэтому и иск следует отклонить, объясняет юрист.

18 сентября состоялось предварительное слушание по делу. Ответчики представили суду несколько документов, подтверждающих достоверность изложенных в статье сведений. Например, ответ Роспотребнадзора на депутатский запрос Эмилии Слабуновой. Ведомство сообщило, что в период с 2011 по 2019 год комбинат был оштрафован в общей сложности на полмиллиона рублей. Или скриншот со страницы губернатора Артура Парфенчикова, где тот заявляет о превышении вредных выбросов комбината в ноябре 2019 года.

Истец возражал против приобщения этих документов.

– Ответчики стоят на позиции, что это [материал] всего лишь мнение. Нет необходимости подтверждать мнение какими-либо документальными доказательствами, – сказал старший юрисконсульт ЦБК Артем Малахов. Суд, однако, документы приобщил.

Судья Анна Погосян сразу предложила назначить лингвистическую экспертизу, которая сможет определить, являются утверждения Пастушенко оценочными или нет. Представитель ЦБК согласился, что экспертиза будет необходима.

Юрисконсульт комбината охотно дал комментарий порталу «Петрозаводск говорит». Журналист спросил, почему предприятие судится именно с пабликом «Отражение» и Натальей Пастушенко; ведь в ноябре 2019 года про желтый снег и мертвых голубей писали все СМИ, и в том числе федеральные. Причем массовую гибель птиц в первые дни связывали именно с деятельностью комбината.

– Всё связано с концентрацией сведений, которые не соответствуют действительности, – пояснил представитель ЦБК. – Вот эти предложения [которые оспаривает истец] влияют на нашу деловую репутацию как среди контрагентов, так и среди населения.

Еще один документ, который предстоит изучить суду и на который рассчитывает Наталья Пастушенко, – экологическая экспертиза, проведенная по ее инициативе. Средства на исследование – 200 тысяч рублей – собрала сама активистка: деньги скидывали жители Сегежи, а также других городов, в том числе и за пределами Карелии.

Как говорится в документе, объектом исследования была «территория, прилегающая к предприятию «Сегежский ЦБК». Обследование проводилось 17 и 18 февраля. Авторы подчеркивали, что эксперты не имели никакой финансовой заинтересованности в результатах.

Специалисты взяли пробы почвы и воды, а также исследовали загрязненность воздуха. Воду для анализа набрали из крана в одной из квартир города. Пробу почвы взяли возле заводской проходной. Что касается воздуха, было проведено восемь исследований в разное время и в разных точках города – возле той же проходной, в одном из цехов комбината, на улице Полевой и на улице Кирова.

В почве обнаружили водорастворимый натрий в концентрации 12 миллиграммов на килограмм, а также водорастворимые сульфаты в концентрации 34 миллиграмма на килограмм. Что означают эти цифры? Их можно было бы сравнить с предельно допустимыми концентрациями (ПДК), однако никаких ПДК не приводится – потому что их нет.

– Предельно допустимые концентрации, так же, как и ориентировочно допустимые концентрации для натрия, сульфидов и сульфатов, в почве не установлены. Для почвы в естественных условиях этот компонент нехарактерен. Полученные значения свидетельствуют об интенсивной антропогенной нагрузке на территорию, – говорят авторы экспертизы.

Совсем другая ситуация с водой. Исследователи отметили несколько параметров, заметно выходящих за разрешенные границы. Почти в два раза превышено содержание железа. В три раза выше нормы перманганатная окисляемость: это показатель содержания в воде органических и минеральных веществ, удерживающих преобразование железа из двухвалентного в трехвалентное, и позволяющий судить о загрязнении воды в целом. Вещества, обусловливающие повышенное содержание перманганатной окисляемости, отрицательно влияют на печень, почки, репродуктивную функцию, центральную нервную и иммунную системы человека.

Самое заметное (во всех смыслах) отхождение от норматива – цветность: 70 градусов против разрешенных двадцати.

Следует, однако, отметить, что качество воды отвратительное не только в Сегеже, но и во многих населенных пунктах Карелии.

– В городе и на комбинате один водозабор. Воду берут из озера, там высокая цветность. Дело в том, что очистные сооружения не работают. Там стоят фильтры, но, чтобы желтая вода стала прозрачной, необходимо добавлять реагенты. В Сегеже этого не делают, потому что нужна реконструкция, – объясняет доцент ПетрГУ, кандидат технических наук Елена Графова.

Наконец, самая болезненная тема – воздух. Как установили эксперты, во всех точках отбора проб установлено присутствие в воздухе метилмеркаптана и метанола. Однако концентрации исследованных вредных веществ не превышают предельно допустимых разовых значений. Если сравнивать со среднесуточными нормативами, в нескольких точках города превышен допустимый уровень содержания метанола. Однако на ЦБК полагают, что это некорректные выводы. Они указывают, что замеры производились в течение получаса. Чтобы делать заключения о среднесуточной концентрации веществ, следовало собирать пробы не по 30 минут в каждой точке, а минимум четыре раза в каждой точке в течение 24 часов – и днем и ночью. Тогда можно было бы говорить о верном измерении среднесуточных показателей. И, соответственно, сравнивать получившиеся результаты с суточными ПДК.

Елена Графова объясняет: исследование воздуха – вещь очень сложная, ведь примеси имеют обыкновение быстро рассеиваться.

– Вот в Петрозаводске люди жаловались на асфальтовый завод, но никак не могли «поймать» загрязнение. Ветер поменялся, дым в сторону микрорайона, людям плохо, они вызывают санитарно-эпидемиологическую службу – а на следующий день уже ничего нет, – приводит пример специалист.

Сегежский ЦБК не отрицает, что его деятельность сказывается на экологической обстановке. Еще бы: одно из крупнейших предприятий региона, расположенное фактически в центре города! Тем не менее официальная позиция такова: комбинат для города и его жителей безопасен, а в скором времени станет еще безопаснее. В ближайшие три года владельцы ЦБК намерены вложить 11 миллиардов рублей в модернизацию предприятия. Значительная часть этой суммы уйдет на экологическую программу.

К слову, данный факт в суде намерены использовать Наталья Пастушенко и Татьяна Смирнова: если на экологию тратят такие деньги, значит, с ней не все в порядке, а следовательно, написанное в статье – правда. Сработает ли этот аргумент, угадать невозможно. Суд по иску ЦБК продолжится в октябре.

Текст: Георгий Чентемиров
135

Оставить сообщение:

*##### ######### *##### ######### **### ###****** ##* *## *## *###* ##* ##* *## *## *#####* ##* ##**### *## ###*### #######* ##**##* *## ##* *## ########* #####* *## #####* ******### #####* *## *#####* *## ##*### ##* *## ***### ##* *## ##**##* ##* *## ##* *## ##* *## ##* ### ###***### ###*### ###***### ##* *## *#######* *#####* *#######* ##* *## *#####* *###* *#####*

Партнёры